Димитрий Хоматин о латинских опресноках E-mail
16.12.2010 03:23

Блаженнейшего и святейшего архиепископа Болгарского, господина Димитрия Хоматина ответы Константину Кавасиле, архиепископу митрополии Диррахийской 

[952А] Вопрос [третий]. Как относиться к опреснокам, используемым латинянами при совершении Жертвы – как к лишенным святости и нечистым или святым (κοινά ἤ ἅγιa); таким же образом и к богослужебным их сосудам и облачениям и прочей [утвари], и не вменяется ли им в вину (ἐλλογον) носить кольца?

[952В] Ответ. [70-й] канон святых апостолов, 37-й и 38-й канон Лаодикийского собора и 60-й Карфагенского упоминают об опресноках иудеев, и о праздничных [дарах], посылаемых верным от еретиков. И верные разубеждаются и принимать это, и сопраздновать вместе с ними. Латинские же опресноки нигде ни один канон не упоминает, поскольку обычай приношения опресноков был внесен в Римскую Церковь позднее [времени написания этих канонов]. Откуда же взялись [у них] такие обычаи, многие из наших [авторов], движимые ревностью (ζῆλον), [объясняют тем, что] они отвергают собственные писания как [будто бы] чуждые им. И не только это, но и возводимое в догмат латинянами [учение] об исхождении Святого Духа, [952С] несозвучное [Писанию] и нелепое, они всячески защищают. А многое другое, чему, по их мнению, не следует кафолическая Церковь, они считают мерзостью и отвергают. Некоторые же, относясь к делу с бОльшим человеколюбием, к иным из них снисходят, зная этот народ как жесткий и неукротимый, и [подверженный] усвоению варварских обычаев, и лишь [в вопросе] об исхождении Святого Духа никоим образом не уступают [латинянам] и не соглашаются [c ними]. Из числа таких и мудрейший из болгар, блаженный Феофилакт, который в своем письме к Николаю диакону и Канстрисию, позже епископу Мелесобскому, после того как они порицали без различия священнодействия (τοῖς προσφερομενοις) их, и вообще все их (τά αὐτῶν καθόλου) отвергали [952D], после исчисления явных их заблуждений рассудил следующим образом:
Я же полагаю, [что] на одно [можно] не обращать вообще никакого внимания, другое [считаю] второстепенным, и если нечто из этого совершается, то будет требовать мало [нужды] в прощении Церкви, и не принесет вреда, если останется пребывать несовершенным. То же, что мне представляется в общении с латинянами подлежащим проклятию в хорошо обдуманной [форме], и то, что неисправимо и причинило бы великий вред сынам жребия, если бы было воспринято народами – это я тебе покажу и полностью опровергну, насколько будет это в моих [силах]. И немного далее: Существует [953А] величайшее их заблуждение, которое, как сказал Соломон, сводит в преддверие ада (ᾁδου πεταυρου) – это нововведение в Символе веры, провозглашающее, что Дух исходит от Отца и Сына. И далее: Что же касается приношения опресноков, то у многих здесь большая ревность и огонь палящий, как говорят, но больше тем истощают свои души, чем устанавливают о том свое [обоснованное] мнение. Одни льстят собственным страстям и явно впадают в ловушку диавола, как Павел [говорит]: то, что о таковых следует сказать, мы скажем позднее; иные же наказывают неумеренную ревность, другие – пренебрегают тем, чем не должно пренебрегать. И затем далее: Итак, западные в том погрешают в догмате, [953B] что колеблют веру в Отца, а именно: в символе прибавляют [дополнение] о Святом Духе, и в этом величайшая опасность. Поэтому недопустимо [поступают], те, кто уклоняется от исправления, и [такие] недостойны милости. И [пусть даже] бросают слова с самого трона, который считают выше самого высокого, и ссылаются на исповедание веры Петра, и всюду разносят о его блаженстве, и потрясают ключами царства. И затем далее: Итак да не затвердеет наш образ мыслей из-за опресноков или из-за поста против непокорного народа. Ведь так и глина укрепляет глину, если для жилища нет более клейкого вещества, пока вся [постройка] столь же сильно не укрепится. Немногое надлежит сказать и об остальном, что исчисляется [нами], [953С] как мы исповедуем, что [необходимо] соблюдать: ведь и помимо ядения удавленины существует много того, что непростительно и гибельно. Само же имя латинянина не придаст [конкретному человеку] благоразумие и терпимость, как и нам – наше, как [не ввергнет] в блуд и [не сделает] постившимся, как об этом старательно распространяются те, у кого ума не больше, чем у скотины. Не согласится же со словами таковых, как я полагаю, муж, сведущий и наученный в церковной истории. Ибо не всякий обычай следует извергать из Церкви, но только тот, что ведет к разногласию в догмате (αλλα το προς διαφοραν αγον δογματος). Обычаи же и подобные [им нормы] и у некоторых преславных судей ошибочно [толкуются по смыслу]. Так, например, поцелуи храмовых полов [они] совершают из благоговения, и не следует допускать той сатанинской клеветы, что латиняне [таким образом будто бы] не допускают почитания икон; иные же из икономии, [953D] снисходя к немощным, [заботясь] и о душе, и о телесном, [допускают] монахам, находящимся в болезни, принимать мясо; это можно назвать здравым и духовным. Если же некоторые сваливают все [вообще обвинения] в одну кучу без различия, то по-иному будет представлено это в их слове, иначе, чем у тех, кто снисходит по икономии, и чем у тех, кто иными доводами ранит западную Церковь. Из таких [доводов] [956А] нас ничто не может разделить, никоим образом. Если бы те, кто так судят, принесли нам согласные мнения из законов отцов [ -- тогда другое дело]. И будь мое слово более пространным, то, обратившись к истории, я показал бы тебе бесчисленные (μυριο επι μυριοις) [случаи], когда древние отцы уступали обычаям ради стяжания душ [наших] братьев. И они [т.е. отцы] признавали, что не себе должно угождать, но каждому ближнему во благо и к домостроительству (προς οικοδομην) [Церкви]. Так-то же! (Ах, наша водяночная надменность!) И кто есть ближний мой? – говорим мы, твердо стоя на ногах, и отвергаем десяток тысяч, чтобы исполнить свое личное желание. Поэтому намного сильнее порицаемы те, кто без различия и без стыда осуждают латинские обычаи, письменно заявляя тем самым о собственных бОльших и презренных заблуждениях. Из предлагаемых же мнений [956В] тех мудрейших писаний [отцов] видно, какое было усмотрено наименьшее число из обычаев во всех народах, которые приняли проповедь Христову, для их осуждения; но чуждого догматам, и нелепого, и слишком подозрительного следует убегать, как от гангрены, как говорит божественный Павел, как и иных злых болезней. Ведь обычаи не настолько могут на нас воздействовать, чтобы их отторгать, как лукавые догматы (πονηρά δόγματα). По какой же тогда причине мы назовем лишенным святости и нечистым (κοινά; immundum pollutumque) священносовершаемое на латинских опресноках (τα ιερουργουμενα παρα των Λατινων αζυμα; consecrata a Latinis azyma), и их богослужебные сосуды с подставками и утварью, и соответственно их священные престолы, и еще что-нибудь этого рода (τι τοιουτον)? Каким же образом? [Ведь], как мы знаем, все это запечатлевается призыванием Господнего имени, и [имени] божественного Иакова, брата Господня, [956С] в священных песнопениях чинопоследований, воспеваемых им. Значит, как скажет тогда кто-нибудь, если латинские опресноки не нечисты (κοινά ουκ εισιν), не предубеждены ли мы [напрасно] против их принятия? Но такой да выслушает, что поскольку, как мы сказали выше, с прочими [обычаями], западная Церковь восприняла и обычай опресноков, в то время как мы приносим [в храмы квасное] и священнодействуем на квасном, то невозможно каждой [стороне] преступать свои домашние обычаи; если только когда-нибудь одна сторона предпочтет перейти к другой, радостно придя с ней в общение (την κοινωνιαν). За исключением [этого], как они священносовершаемое нами, и мы так же [священносовершаемое] ими, считаем святым (Πλην, ωσπερ εκεινοι τα παρ' ημων ιερουργουμενα, και ημεις ουτω παρ' εκεινων, αγια λογιζομεθα); и да не будем заблуждаться. Ведь и хиротонии еретиков [956D] принимаются православными, согласно преданию отцов, если рукоположенные ими стали или станут православными.
Что же касается ношения колец, то ходящие по Духу и понимают [это] духовно. Поскольку Христос зовется Женихом как Церкви, так и чистых и девственных душ, таким же образом и предстоятели святой Церкви повсюду приводятся [к Нему] как обрученные, принимая перстень как печать [957А] Духа. Ведь и Спаситель перстом, то есть Святым Духом изгонял демонов, и говорил [об этом] неверным иудеям, которые Его преследовали и говорили, что Он имеет Веельзевула. Расточительный же сын, истолковав это превратно, украсился золотым кольцом, все духовное, конечно же, понимая телесно. Поскольку латиняне восприняли название [обрученных] не духовно, но телесно, не по образу горнего мира, но по образу этого мира, то у них и родилось вожделение к ношению колец – конечно же, в знак обручения Церкви. По этой причине да не будет им в этом упреков.

 

Перевод Б. Редькина по изд.: PG, 119, 952A-957A; выделения переводчика. 

Источник: http://redechnik.livejournal.com/23232.html